У нас четыре мозга

Четыре? А почему четыре?
Дело в том, что я рассматриваю вместе все три его этажа, которые по традиции разделяются:
рептильный мозг, лимбический мозг и неокортекс, а в неокортексе я отдельно рассматриваю оба его полушария, каждое из которых выполняет совершенно разные функции.

Более того, я могу насчитать в мозге даже шесть структур, и если  при этом представлю себе последний этаж состоящим как бы из двух  квартир, то последняя, шестая, структура окажется как бы соединяющим их коридором (мозолистое тело):

  • три уровня рептильного мозга (луковица, мозжечок, гипоталамус),
  • лимбический уровень (который, в свою очередь, можно разделить на две части),
  • два полушария на уровне коры.
Каждая область мозга выполняет отдельные специфические функции, но все эти области связаны между собой.

Похоже,  речь идет о работе сплоченной команды, где каждый выполняет свою  собственную роль и имеет особую специализацию, так что в любую минуту  его партнеры могут рассчитывать на его помощь.

Традиционно выделяют три этажа, или уровня,— или три разных «мозга»—  каждый из которых соответствует одной важной стадии в эволюции видов  (филогенезе).

1. Рептильный мозг включает в себя ретикулярную формацию, управляющую бодрствованием и  сном, а также гипоталамус, по величине чуть больший ногтя мизинца,  руководящий всеми нашими жизненными функциями: голодом, жаждой,  сексуальностью, терморегуляцией и обменом веществ.

Кроме того, он  напрямую взаимосвязан с гипофизом, который при весе меньше одного грамма  полностью отвечает за общий эндокринный баланс в организме.
Таким образом, речь идет о нашем центре инстинктов, который, в  частности, управляет нашими агрессивными пищевыми и сексуальными  реакциями (См. первую книгу Перлза: Эго, Голод и Агрессия ).
Он непрерывно заботится о постоянстве гомеостатического равновесия  и, значит, следит за тем состоянием нашей внутренней среды, которое  возникает здесь и теперь.
Этот этаж существует уже у предшественников млекопитающих — рептилий, откуда и его название.
Он  функционирует у новорожденных, а также начинает включаться в случае  «измененных состояний сознания» или во время комы. Как правило, в  процессе образования и становления наших эмоций он выполняет роль  энергетического активатора. Это своего рода подвальный машинный зал —  источник электрического тока и тепла, регулятор водоснабжения и  канализации.

2. Лимбический мозг (От лат. limbus — край,  граница) появляется у птиц и низших млекопитающих, позволяет им  преодолеть сообщаемые рептильным мозгом врожденные стереотипы поведения  (инстинкты), которые могут оказаться недейственными в новых, необычных  ситуациях. Он, в частности, включает гиппокамп, играющий главную роль в процессах  запоминания, и амигдальное ядро, управляющее нашими эмоциями.

Мак Лин выделяет шесть основных эмоций: желание, гнев, страх, печаль, радость и нежность.
Лимбическая система, придавая эмоциональную окраску полученному нами  опыту, способствует обучению’, те способы поведения, что доставляют  «приятное», будут усиливаться, а те, что влекут «наказание»,— постепенно  отторгаться.
Итак, между памятью и эмоциями существует глубокая связь. Благодаря этой  связи происходит регистрация результатов процесса обучения и выработка  условных рефлексов. В ходе работы в Гештальте всякое эмоциональное  проявление, как правило, влечет за собой связанные с ним воспоминания и,  наоборот, любое значимое воспоминание сопровождается соответствующей  ему эмоцией.
Лимбическая система позволяет нам интегрировать наше прошлое или, по  меньшей мере, «переписать» его, включив туда восстановливающие, то есть  способствующие его перепрограммированию, куски опыта.
Лимбическая система вырабатывает эндорфины (природные  морфины организма), регулирующие боль, тревогу и эмоциональную жизнь.  Однако если витальная тревога понизится слишком сильно, то наступит  сладостная эйфория, влекущая за собой безразличие и пассивность: наш мозг сам по себе — головка мака.
Кроме того, он выделяет многочисленные нейромедиаторы.
Один из них — допамин (гормон осознавания) — регулирует бдительность, внимание, эмоциональное равновесие и  ощущение удовольствия. Он, таким образом, оказывается поливалентным  возбудителем полового желания, лишенного всякой специфичности.
Некоторые биологи связывают шизофрению с избытком допамина, который  активируется амфетаминами и подавляется некоторыми нейролептиками. ЛСД и  допамин закрепляются на одних и тех же рецепторах. Оргазм — переживание, связанное с процессами, происходящими в мозге, и в  основном — в его лимбическом отделе, может повлечь четырехкратное  увеличение секреции эндорфинов (и, как следствие, чувство удовлетворения  и затихание боли).
Отдельные авторы (например Пенфилд) предложили объединить обе «подкорковые структуры» (рептильный и лимбический мозг), дав им общее название центрэнцефал.
Этот гипоталамо-лимбический «центральный мозг», вероятно, соответствовал  бы тому, что в просторечии зовут «сердцем». Оказывается, что наше  сердце не в груди, а в голове!
Центрэнцефал несет ответственность за поддержание физиологического и  психоаффективного равновесия, за ограниченный гомеостаз (внутренней  среды), в то время как кора — наша главная опора в отношениях с  окружающей средой — будет участвовать в общем гомеостазе (Лабори),  поддержании равновесия между организмом и окружающей его средой. ...
3. Неокортекс представляет собой серое вещество коры головного мозга, возникающее у высших млекопитающих. Его толщина —от 2 до 4 мм, а его «разглаженная» поверхность могла бы занять квадрат с длиной сторон в 63 см.
Он служит опорой для тех видов деятельности, которые связаны с рефлексией и креативностью, а у человека еще связан с воображением и волей.
Именно там регистрируются и сортируются различные ощущения, приходящие из внешнего мира.
Затем  здесь же (в ассоциативных отделах) они группируются в значимые  перцептивные образы, что ведет к интеграции телесной схемы и волевому  моторному акту (боковые доли).
Именно там строится наш образ  окружающего мира, развивается устная речь и письменный язык, позволяющие  нам освободиться от власти непосредственного, сиюминутного опыта и  перейти от повторения к предвидению, а затем и к предсказанию  (проспекции). Предвидение опирается на совокупность опыта, записанного в  лимбической системе, и представляет из себя экстраполяцию того, что  известно из прошлого, на вероятные события будущего; итак, в  действительности предвидение будущего исходит из настоящего. Предсказание (проспекция, или футурология) действует в противоположном  направлении.
Предсказание предвосхищает, предугадывает образ  желаемого будущего и на этой основе делает вывод о том, какие действия в  настоящем будут эффективны для подготовки такого будущего: оно  направлено из будущего в настоящее.

В нашем кортексе существует также диссимметрия  между его передней и задней частями (боковые доли/фронтальные доли), о  которой в литературе упоминается намного реже.

Фронтальные доли, в особенности развитые у человека (30% поверхности кортекса против 17% у шимпанзе и 7% у собаки), являются основным органом сознательного внимания, воли и свободы: именно там вырабатываются наши самокритичные суждения, решения и планы.
Поражения лобных долей влекут за собой чрезмерную зависимость по  отношению к внешней среде: граница исчезает в биофизиологическом  «слиянии».
Больные приобретают почти автоматизированное поведение, сводящееся к потреблению или подражанию
(То есть к «бесстыдному» поведению (F. Lhermitte. Autonomie de l’homme et lobe frontal.- Bull. academic nat. medec, № 168, с. 224-228, 1984), и обусловленное их восприятием внешнего мира:
видят молоток — бьют, видят бутылку — пьют, а видят кровать — тут же спать; их собеседник делает жест — они ему подражают.
Фронтальные  области — это антагонисты боковых областей, дающих нам информацию об  окружающей среде: они их подавляют и этим позволяют нам осуществлять  осознанный выбор при свободно избранном способе поведения. Они тормозят автоматические и слепые ответы — следствие внешних влияний и ранее испытанных нами воздействий.
Таким образом, наша автономия проявляется в способности сказать «нет» неподходящим для нас внешним запросам. ...

Память и забывание

Краткосрочная, нескладированная, лабильная рабочая память создается  за счет кратковременных (от 30 до 40 секунд) интерсинаптических  кортикальных связей, именно она позволяет мне, к примеру, удержать в  голове номер телефона на то время, которое необходимо, чтобы набрать  его.
Кратковременная память, способная сохраняться от многих минут до  нескольких часов, видимо, закодирована и заложена в лимбических  структурах (гиппокамп и т. д.).
Однако долговременная (нестираемая) память включает в себя процесс  переноса информации в неокортекс, в разных участках которого и  происходит ее последующее одновременное складирование. Запись в память —  сложный процесс, происходящий в обоих полушариях головного мога.
В  действительности воспоминания не хранятся в каких-то определенных  материальных структурах (словно книги в библиотеке), а, скорее,  представляют из себя как бы следы, просеку, оставленную информацией на  нейронных путях: электрический ток — так же, как и люди,— лучше идет по специально проложенным путям (в широком смысле можно было бы сказать, что расправленный лист бумаги сохраняет память о складке).
Таким образом, мозг может привнести информацию в материю, придав новую форму (Gestaltung) молекулярной структуре ARN (рибонуклеиновой кислоты).  

Долгосрочная память включает в себя прежде всего запись  информации в мгновенную или кратковременную память на уровне лимбических  структур головного мозга (гиппокамп и т. д.).

Можно было бы сказать, что я снимаю фотографии при помощи  чувствительного и хрупкого слоя затылочного кортекса, проявляю их в  химической лаборатории моего лимбического мозга, а после закрепления  печатаю несколько экземпляров (для надежности) и рассылаю их с разными  посланниками по коридорам моего кортекса.
Продолжая пользоваться метафорами, почему бы не упомянуть  рабочую память — активную временную память с экрана моего компьютера,  которую я могу в любой момент изменить или стереть, и внешнюю память с  диска, на котором она сохранится, даже если я отключу свое внимание.

Все это, конечно же, функционирует по программе «мертвой» памяти, записанной в генетическом коде моих клеток (или прямо в самом компьютере) и управляющей инстинктами моего рептильного мозга...

Некоторые авторы считают, что операции по кодировке и  переносу с целью сохранения воспоминаний о событиях дня осуществляются  каждой ночью во время «парадоксального» сна (работа сновидений) (так,  например, исключение фазы парадоксального сна у крыс не позволяет им  запомнить то, чему они научились днем. Guy Lazorthes. le Cerveau et l’Esprit. Paris, Flammarion, 1982).

Придерживаясь этой гипотезы, можно было бы сказать, что сны — это:
  • не только проявление бессознательного, прокладывающего себе путь в сознание,
  • но еще и проявление сознания, пробивающего себе путь к бессознательному (обработка нашего запаса информации).
Впрочем, известно, что непродолжительная кома может стереть  воспоминания тех часов, что предшествовали несчастному случаю  (посттравматическая кома). ...
ТРИ ЭТАЖА ГОЛОВНОГО МОЗГА
Рептильный мозг - палеэнцефал, гипоталамус:  аппетит, сексуальность, ретикулярная формация: пробуждение  + гипофиз: эндокринная регуляция, жизненная энергия (импульсы),  врожденные автоматизмы, функции - жизненные(инстинкт) и/или  вегетативные, голод, жажда, сон, сексуальность, агрессивность, ощущение  территории, термо- и эндокринная регуляция. Поддержание внутреннего  гомеостаза, интеграция настоящего (благодаря биохимической  саморегуляции), это «низший» мозг (функционирует у новорожденных и во  время комы).
Лимбический мозг - гиппокамп: память, амигдальное ядро: эмоции (связь с лобными долями),  эмоциональный субъективный опыт,  память и эмоция, приобретенные навыки: условные рефлексы и автоматизмы,  приобретенные благодаря аффективно окрашенному поведению (поощрения и  наказания, удовольствие и боль, страх или привязанность), интеграция  прошлого (благодаря эмоционально окрашенным запомнившимся  событиям),«центральный» мозг.
Неокортекс - рептилии архэнцефол, сенситивные  области, двигательные области, ассоциативные области, лобные доли  (принятие решения), творческое воображение мышление, разумное и  автономное поведение, адаптированное к оригинальной ситуации данного  момента, а также воображение, способствующее проспективному видению  будущего, строительство будущего (благодаря рефлексирующему сознанию), «высший» мозг.
Подкорковые структуры - центрэнцефал(совокупность рептильного и лимбического мозга), белое вещество (продолжение нейронов: аксоны и дендриты),  сердце, ограниченный гомсостаз (постоянство состава внутренней среды),  (врожденные \  стереотипные \ приобретенные) способы поведения (импульсы) - бессознательное \(автоматизмы)
Кортикальные структуры кора - неокортекс, серое вещество (клеточные тела нейронов), голова,  общий гомеостаз (адаптция всего организма в целом к окружающей среде), свободное поведение, сознание. ...
По материалам книги: “Гештальт — терапия контакта” - Гингер С., Гингер А