Эпоха Зервана - Сакральное учение пророка Заратуштры

«И Митра — тоже Вотан, ибо все они — одно. Архетип 

персонифицируется только в очень редких случаях. Его 

приход к людям подобен 

распространяющемуся огню

неугасимому пожару».

Мигель Серрано.

И те два духа в начале, известные как два близнеца-сна,

В помысле, слове и деянии они добро и зло.

Из этих двоих правильно сделали выбор благодетельные, но не злодетельные.

И когда сходятся эти два духа, в начале обретается

Жизнь и безжизненность и (то), каким будет конечное бытие:

Наихудшее у лживых, а праведному – Наилучший Помысел.

Ясна 30. Ат-та-вахшья.

Арийско-персо-атлантическая религия Бога Митры возникла в эпоху Овна. В ней Бальдр возвращался, (воз) рождался как Митра, принося в Жертву быка. В начале эпохи Рыб в Жертву приносится агнец, и Вотан воскресает как Кристос. Что будет происходить в эпоху Водолея? Какая Великая Жертва будет принесена? Человек, льющий воду из сосуда – то шумерский бог Ан, орошающий землю водами бессмертия или благочестивый Кекроп, один из первых царей Афин, сын Геи, приносящий в Жертву богам обычную ВОДУ? Он разливает Время пред Сумерками Богов, что уже готовы спуститься на мир. Он приносит в Жертву не Воду - Время. Одно – лишь символ Другого. Некогда Митра ударил мечом по Камню, и пролилась вода Вечной Жизни. В эпоху Водолея придёт Зерван, «львиноликий» бог Времени. По обе стороны от него встанут Двое, чьи имена ещё не были названы. Так Каут и Каутопат стояли рядом с Митрой, держа горящие факелы – символы Дня и Ночи. Так Хунин и Мунин, вороны Одина, нашёптывали богу вести из подлунного мира. «Один, второй, третий. Где же четвёртый?», - вновь звучит сакральный вопрос Платона. Светлый Ормазд/Митра выступает вперёд, чтобы вступить в Битву с Ахриманом, чьё долгое Царствие подходит к концу, ибо Воды Времени уже пролились на землю – сосуд Пуст (ота!). Зерван/Варуна/Кришна направляет войско Ормазда/Митры/Арджуны. 1000 глаз и 10000 ушей у Господа Митры, имя его означает «договор, клятву», ибо до начала творения Ахура-Мазда/Ормазд и Ангро-Манью/Ахриман заключили договор, согласно которому Ахриман будет царствовать 9000 лет, но скованным во времени и пространстве. Заключая Договор, не важно, знаете вы о том или нет, вы призываете в свидетели Митру, и если ваша Клятва будет нарушена, вас ожидает уничтожение. 

«Некогда не существовало ничего: ни земли, ни неба, ни каких-либо тварей на небе или на земле. Был только один Зерван. Ему было одиноко, и в продолжении тысячи лет он совершал жертвоприношения, прося себе сына, чье имя было бы Ормазд (Ахура-Мазда,) и который создал бы небо и землю и все, что есть на них. Совершая так жертвоприношения тысячу лет, он начал размышлять: «Есть ли польза от моих жертвоприношений, будет ли у меня сын, или все мои старания напрасны?» И пока он так размышлял, в материнском чреве зародились и Ормазд, и Ахриман. Ормазд предугадал его 

мысли, и как сама Правда сказал о них Ахриману. Тогда тот разорвал чрево и явил свое отвратительное обличье отцу Зервану, сказав: «Я твой сын, Ормазд». С отвращеньем отвернулся от него Зерван, видя в нем исчадье тьмы, ощущав его смердение и чувствуя в нем творца зла. Он зарыдал. И тогда появился на свет его сын Ормазд — светлый и благоуханный. Ахриман приблизился к Зервану и напомнил о его зароке: «Берегись, разве ты не поклялся первому пришедшему дать владычество над миром». ИЗерван ответил: «Сгинь, Нечистый; я сделаю тебя царем на девять тысяч лет, но Ормазд будет править над тобой, а после отведенного времени будет царствовать Ормазд и все исправит по своей воле». (М.Дрезден).

Такова легенда. Зерван (Зурван, Зарван, Зрван) в иранской мифологии известен, как персонификация времени; он считался верховным богом религиозного течения, называемого зерванизмом, которое развивалось в начале периода Ахе­менидов (долгое время это учение ошибочно считалось поздне-иранским, отпочковавшимся от ортодоксального зороастризма). Бесконечное Время/Зерван Акарана есть Время Изначальное, Безграничное. Зерван-Даргахвадата есть Время Конечное, «Время, чье правление продолжается долго». В этом мире Зерван проявляет себя как Время: как Даргахвадата (или Карана) он – трёхликий (прошлое, настоящее и будущее), как Акарана он четырёхлик, ибо есть точка, в которой возможно слияние трёх времён.Зерван Акарана постигается через Пустоту. В его Бесконечности, которая есть он Сам, пребывают благой Ормазд и злой Ахриман. Луне, Солнцу и 12 Зодиакальным Созвездиям («Вождям Небесного Воинства»), созданным благим Ормаздом противостоят порождения злого Ахримана – 7 планет. Бытует мнение, что зерванизм пользовался большим покровительством Сасанидских царей. Это учение считалось еретическим и на время исчезло уже в середине 7 века н.э. с принятием в Иране ислама. Зерван упоминается в священных текстах: «Авеста», «Ясна» (в паре с Твошей, олицетворением Мирового Пространства), «Вендидада», «Меног-и-Храт» ("Суждения Духа мудрости"), а также в мало известном тексте «Зерван-намаг». Последним зерванитом называют Затспрама, Первосвященника Сиркама, жившего в 9 веке. В отличие от своего ортодоксального брата Манушчихра, он признавал Зервана как воплощение Изначального Времени. «Бесконечного Зервана почитаем мы...», - так говорили сами зерваниты. Они почитали своего бога в четырёх формах и наделяли эпитетами: ashoqar, frashoqar, zaroqar («тот, кто делает мужественным»). Зерванизм оказал определённое влияние на гностическое и манихейское учения, философию Гераклита, последователей Орфея – орфиков, иудаизм, ислам, а также на тибетский буддизм («бон-по») и ряд других учений. Следует отдельно отметить и огромное влияние религии Митры (митраизма), которая, по словам А.Белова, проникнув в Тибет в V веке до н.э., трансформировалась в религию чёрной веры – бон. Это произошло как раз во время массового переселения иранцев из Северо-Восточного Ирана к северным границам Тибета. Бог была основана Шенрабом (Совершенным Жрецом) из Ирана-Элама. Известный астролог Павел Глоба является настоятелем Зороастрийской общины Санкт-Петербурга; он стал единственным человеком, вернувшим миру Свет незаслуженно забытогозерванизма. Глоба проповедует это древнее учение через Астрологию, которая считается неотъемлемой частьюзерванизма. Эту религию исповедовала ещё пробабушка Глобы, вывезенная в середине 19 века из Ирана. «Я изучал эту традицию не только извне, но и изнутри, и, на мой взгляд, именно зерванизм в свое время был тем самым глубинным сокровенным стержнем учения Авесты, который пророк Заратуштра во время своей миссии взял из более древних доарийских традиций и ввел в свое учение, реформированное учение Авесты, заповедав своим ученикам хранить его для немногих, для тех, кто является действительным носителем и хранителем этого знания», - рассказывает астролог. Официально считается, что подлинно «зерванитских» текстов нет, так как у зерванитов полностью отсутствовала письменность, которую они считали изобретением Ахримана. Священные тексты они заучивали наизусть и сама Традиция существовала в устном виде, что, кроме всего прочего, уберегало её от искажений, которым подвержены письменные источники. Павел Глоба утверждает, что он знаком с древними текстами «Зурван-намаг». Они представляют собой собрание древних мифов, легенд, молитв, видимо, изначально предназначавшихся для неофитов. «Зерван-намаг» были записаны в период поздних Сасанидов (IV-V вв.). Ещё более поражает тот факт, что эти тексты могут позволить установить, что зерванизм был Истинной Традицией, дозороастрийским учением, рождённым в Гиперборее. Глоба утверждает, что «приблизительно 4 тыс. лет назад появился пророк Заратуштра, причем на территории, ныне принадлежащей СНГ, на Южном Урале. В дальнейшем именно учение Заратуштры как реформатора той первичной традиции, которую будем называтьпротозерванизмом или протоАвестой, уже оказало огромное влияние и на христианство, и на другие традиции, включая буддизм, ислам и т.д. То есть зерванизм открывает нам дверь, дает ключ к более древним традициям,

древним цивилизациям, дозороастрийским временам. И там ясно прослеживается связь: до Заратуштры было еще несколько других пророков-реформаторов. Причем Заратуштра считает себя из них последним». Первым пророком Традиции был Аирьеман. Глоба предполагает, что Заратуштра был 17-м пророком, объединившим воедино учения предшествующих шестнадцати. Некогда астролог говорил о «граде Заратуштры» на Урале, а в 1987 году был найден Аркаим, прародина древних ариев. Возможно, моя аналогия покажется слишком вольной, но я не могу не обратиться к мифу о Вотане/Одине, распявшем себя на Дереве Иггдрасиль. Девять дней он провисел на нём вниз головой, прикованный копьём Гунгнир, после чего обрёл Знание Рун. В Арманическом строе их ровно 18. Моя мысль такова, что это число Пророков, которые явятся в мир. Последний, Восемнадцатый должен был появиться в конце Цикла, и он появился. Что особенно обращает на себя внимание, так это место его рождения – Южный Урал, Магнитогорск. Имя пророка – Азсакра Заратустра. Существует и другой взгляд – собрание учений 14 (Блаватская настаивает, что «увеличение их до пятнадцати, включением Симкендеша, или "Секандера", будет страшной ошибкой») древнейших иранских пророков «Десатир» называет Заратуштру 13 пророком. Учитывая всё это, можно сказать, что в век, когда Мистерия Четырнадцати готова быть открыта человечеству, в мир явился Четырнадцатый Пророк. Но если Заратуштра из рода Спистамы получил своё Откровение от Ормазда, то Азсакра Заратустра получил его от самого Зервана, от Пустоты к Господству. 

По словам Павла Глобы, зерваниты были не дуалистами, а монотеистами; Зерван имел два проявления – Время и Абсолют, Ахриман же не считался богом («его дела не от Бога», «Ахриман сам себя приговорил к смерти, он ограничен»). Зерваниты не смешивали оба начала, Ахриман был для них тем, кем Иегова/Демиург был для гностиков и катаров – Дьяволом. Как часто можно услышать о том, что Бог и Дьявол – одно. С позиции зерванизмаони никогда не были одним, вопреки поздним измышлениям, подхваченным несовершенными человеческими существами, сделавшими сей постулат основой своих воззрений. «Тьма и свет не могут смешиваться. Не могут быть едины, они разные. Либо есть свет, либо он отсутствует. Все. Только здесь, в этом созданном мире, может быть смеше­ние, потому что здесь смешиваются дела Ахуры Мазды и Ахримана», - вот о чём учили зерваниты, вот во что верит Павел Глоба. Мигель Серрано говорил, что Демиург извратил изначальное творение, но «первоначальный мир, Парадеша, не находится ни в какой точке видимой Вселенной. Он — здесь, рядом, под нами или над нами: надо лишь поскоблить ткань, чтобы показалось истинное Творение. И там мы увидим Страдающего Бога, имеющего тот же человеческий облик. Мы должны отогнать змею, обвившуюся вокруг его тела и поработившую его разум гипнозом». В конце Манвантары Змея, обвившая тело «львиноголового» Aion`а, будет изгнана. Для зерванитов мир, созданный Богом/Ормаздом, был «оккупирован» Дьяволом/Ахриманом. Павел Глоба говорит, что «во всех учениях зерванитов сказано, что Зерван — это Творец, который не произвел творения. Он лишь основа, мысль, дающая импульс, подобный взрыву. В современной науке Зерван подобен боль­шому взрыву, из которого произошла Все­ленная. И от­сюда вытекает то, что надо познавать все, что связано с циклами Времени, которые помогут человеку найти путь к первоистоку. Все, что связано с временными циклами, и все те природные циклы, на которые мож­но ориентироваться, являются источника­ми познания Зервана, Господа Бога. Знание этих циклов позволяет человеку восстано­вить свой исток. Отсюда пристальный инте­рес к небесной механике, к любым небесным циклам, к астрономии, астрологии, благода­ря которым человек не сможет заблудиться в мире. Это путь возвращения к истоку». В основе зороастрийского календаря лежит 32-летний цикл. Каждый год имеет свой тотем, а также антитотем. Солнечный календарь издавна считался не только Тропой и Связующей Нитью с Зерваном, но и хранилищем Хварны (божественного дара харизмы; вспомните Хварено, Вриль, мистическую силу, упоминавшуюся Мигелем Серрано). Хварна была четырёх видов: царская, жреческая, воинская и хварна жребия. Зороастрийский месяц насчитывает 30 дней, а год включает в себя не 365, а 360 дней. «Зороастрийцы верили, что до вторжения в мироздание духа-разрушителя Земля обращалась вокруг Солнца за 360 дней. К этим представлениям восходит сама идея деления круга на 360 градусов. Теперешнее положение вещей, при котором продолжительность года составляет 365,24 дня является, с точки зрения зороастрийской космогонии, свидетельством оскверненного состояния мира. Последние, "лишние" 5 дней года последователи Заратуштры называют "проклятыми днями" или "днями скорби по утраченной гармонии мира". (П.Глоба). Зерваниты рассматривали каждого человека как участника великой Космической Битвы, что в полной мере присуще Эзотерическим Гитлеристам. Не менее важным в учении зерванизма является понятие Хаома. Серрано пишет, что её пили персидские арии. Хаома, сома, Anna Perennis, квинтэссенция, Философский Эликсир. Ему соответствует четвёртый вид Хаомы зерванитов – тот, что вырабатывается алхимическим путём внутри нас самих.

Работая с текстами Павла Глобы, нельзя проигнорировать тот факт, что, силясь вернуть человечеству древнее и незаслуженно забытое учение зерванизма, он совершенно некомпетентен во всём, что касается остальных и допускает невообразимые искажения, когда пытается дать толкование, к примеру, египетским мифам или берётся за труд явить «правду» о Люцифере. Всё это выглядит откровенной профанацией и неуважением к той Великой Мистерии, что была, есть и будет, не нуждаясь в том, чтобы сокровенные символы были «прикованы» к одной единственной системе, будучи предварительно извращёнными теми христианскими штампами восприятия, которые, как показывает элементарный анализ, одинаково присущи и самим христианам, и людям, исповедующим другую религию. Бесконечные споры о том, должно ли людям быть монотеистами, или принадлежностью настоящего арийца считается политеизм, не утихнут, наверное, никогда. Сходным же образом полемизируют на тему двойственности и единства, не понимая, что они сосуществуют одновременно. Религии, признающие «диктат единственного Бога» (заметьте: не Единого, а единственного), оказались самыми живучими и наиболее отравляющими. Языческие религии были вытеснены и объявлены «дьявольскими». Жан Парвулеско сказал интересные слова, над которыми стоит задуматься: «…всё, что приближается к своей истинной сути, раздваивается». С этого начинается Множество, но оно никогда не отрицало, не отменяло Единства, являясь ветвями, произрастающими из ствола Мирового Древа. Так есть ли причина дожидаться, когда плоды его перезреют и, упав на землю, начнут гнить, чтобы Вы надкусили их и, сплюнув, объявили Древо проклятым? 
Часто можно услышать о сходстве манихейского учения с зороастризмом, но если мы выявим важные их отличия, вряд ли речь о сходстве будет иметь место и дальше. Одним из таких отличий является взгляд манихейцев на природу сотворения: согласно учению Мани, Ормазд был создателем мира эйдосов (идей), тогда как физический мир был сотворен Ахриманом; как мы знаем, подобных воззрений придерживались также катары и гностики. По мнению теософа Елены Блаватской, Ахриман был ни чем иным, как Материей, которая «исчезнет с арены вселенной» во время Махапралайи. Ормузд же представляет собой высший принцип или, говоря проще, нашего «внутреннего бога». Насколько я знаю, зороастрийцы склонны отзываться о пророке Ману весьма нелестно, указывая на то, что он исказил идеи, взятые им из других религиозных течений. Больше того, они считали его предтечей Антихриста. Сам же Мани называл себя «апостолом Иисуса»; известно, что свои письма он начинал фразой: «Мани, апостол Иисуса Христа». Иные были склонны видеть в новом пророке реинкарнацию Лао-цзы. Словом, мнений о нём предостаточно. Презрительное отношение к плоти, как скверне и тюрьме, свойственное манихейским верованиям, точно также не принимается зороастрийцами, ибо тело для них всегда было «храмом для духа». Ману был против брака и деторождения, для зороастрийца брак и продолжение рода считались долгом. Противниками деторождения выступали и катары и многие гностики, из чего можно заключить, что подобная мысль была неотъемлемой частью многих дуалистических систем. В «Евангелии от египтян» есть весьма примечательный отрывок, в котором Мария Саломея спрашивает Иисуса, когда же закончится Царство Смерти, и Он отвечает ей: «Когда ваши жёны более не будут рождать сыновей…и только лишь когда из двух станет один, только лишь когда соединятся мужчина и женщина, и когда не будет ни мужчин, ни женщин, тогда завершится царство смерти…» Мария Саломея вновь вопрошает: «Тогда также будет хорошо, если у меня не будет сыновей?» В ответ Иисус изрёк: «Ешь от всех плодов, но от того плода горечи, плода материнства, не ешь…» Здесь мы видим, насколько отличались друг от друга гностическая и зороастрийская традиции. По словам Мигеля Серрано, Римская Церковь старательно уничтожала все следы Марии Саломеи, которая была йогиней Иисуса, его Шакти, «с которой они практиковали магию Майтхуна, любовь, не зачинавшую потомков». О смерти Мани существуют самые разные, порой противоречивые свидетельства. Так по одной из версий, он был убит по приказу зороастрийских священников. Единственным сходством манихейства и зороастризма можно назвать убеждение в том, что Борьба сил Света и Тьмы завершится победой Сил Света. В остальном оба этих учения не просто отличаются, но и прямо противостоят друг другу. Манихеи считали, что Свет и Тьма – едины и вопрос о природе Добра и Зла имел статус извечного. Зороастрийцы никогда не знали проблемы Зла, ибо зло (Ахриман) для них – противостоящая Добру (Ормазду), отдельная от Него Сила; их воззрениям не характерно то смешение, что царит в головах последователей других учений. Материя – не оковы, а оружие, направленное против Ахримана, вторгшегося в творение и извратившего создание Творца Ормазда. Каждый человек волен сделать выбор – на чьей стороне он будет сражаться. Космическая Война – вот что сближает зороастрийцев и Эзотерических Гитлеристов, ведущих свой бой на поле битвы – материальной вселенной, бой за Бессмертие. Зороастрийцы верят, что в Конце Времён воскрешенные Саошьянтом тела праведных составят единое, «Окончательное Тело», макрокосмического Пурушу, Адама Кадмона, свободного от сокрушённого Ахримана и его Зла. По окончанию 12000 летнего Цикла произойдёт обновление мира, триумфально воцарится Фрашо-кэрэти («Последний День») и человечество перейдёт в свой Золотой Век. Углубляясь в любую традицию, нужно быть готовым к встрече с повторяющейся повсеместно схемой: каждая утверждает, что она является истоком, откуда черпали все остальные. Право на первенство одинаково завоёвывается как «миролюбивыми» последователями, так и более активными в своих религиозных проявлениях. Извечно мы имеем дело с идейными войнами, которым нет конца. 

Вернёмся к мифу, пересказанному М.Дрезденом: разве не удивительно, что Зерван извечно существующий приносил жертвы, ПРОСЯ себе сына? Возникает вопрос: кому он приносил жертвы и у кого просил сына? Единственным ответом может быть: Зерван. Вспомним, что прежде чем обрести знание Рун, бог Один/Вотан должен был принести в жертву "самого себя самому себе". Мы делаем шаг к древнеиндийским трактатам. ВоВторой Брахмане «Брихадараньяка Упанишады» говорится о том, как Он, Изначальный, пожелал стать воплощённым и стал творить из Себя Самого, но творения Его предназначались в Жертву, ибо природой Его названа Адити, природа Смерти. Он стал изнурять себя, дабы принести ещё большую (!) Жертву, и так был сотворён Конь. Жертвоприношение Его, Ашмаведха, было явлено Вам в предыдущих главах. «Итак, их двое – жертвенный огонь и жертвоприношение коня. И опять же, они – одно божество: смерть». Разве не БесконечныйЗерван, Время Изначальное, Зерван Акарана, принёс в Жертву себя самого, породив Время Конечное, Зервана Даргахвадата, чтобы появился Сын? И разве Акарана не есть Ормазд (Ахура-Мазда, «Господь Премудрый»), а Ахриман не есть Даргахвадата? Принесение в Жертву делает из Одного Двух. Так возникают Трое. Существует и другая версия мифа: первой порождённой Зурваном парой стали не Ормузд и Ахриман, а Огонь и Вода, как Мужской и Женский Элементы, из их союза возник Ормазд. Ахриман появился позже. И появился он из Мысли Ормазда: «Что было бы, если бы существовал соперник». «Истина Создателя состоит в том, и на это указывает Вера, что если даже Бог, все Амешаспента  и все последователи Веры соберутся вместе, то и тогда они не смогут произвести в мире ни малейшего изменения без ведома Zamân - Замана (т. е. Времени), потому что всему присуще Время. Я употребляю слово ruzgâr- рузар - день (т. е. Время) потому, что многие люди, не знают, что день это и есть Заман (т е. Время). Веру можно постичь за какое то Время; торговле можно обучиться через какое то Время; воспитание требует Времени. Богатство и достаток могут быть приобретены в течении Времени. Дерево растет какое то Время, и плоды созревают через Время. Ремеслам можно научиться за какое то Время, и существование всех предметов оправдано Временем; и не может быть того, что Создатель существует, а Время - нет. Если человек говорит, что сейчас ночная пора или дневная, то нужно отметить, что в древности времени дневного или ночного не существовало, а существовал только Заман (т. е. безграничное Время)», - сказано в «Улама-и Ислам».Зерван не только андрогинен, но имеет и семь ликов, на каждом из которых по три глаза. Произведением двух священных чисел становится сакральное 21. В алхимии это число символизирует количество дней, необходимых для превращения неблагородного металла в золото. Также это 21 том священной Авесты и 21 слово молитвы Ахуна Ваирио, что была передана Ахура Маздой Заратуштре. Будет излишним напоминать читателю все те значения, кои имеют числа 7 и 3. Скажу лишь, что славянский бог РУЕВИТ (Ругивит, Ринвит) имел семь лиц, и был одним из воплощений Перуна; по одной из версий, его имя предположительно означает «хозяин Рун». Зерванесть Создатель прошлого, настоящего и будущего. Образ Зервана Акарана часто сочетал в себе черты льва, орла, змея и человека. Aion/Эон, бог Времени изображался в виде старца с головой льва, тело которого обвивала змея, что роднит его с Зерваном. Солнечный Митра тоже был «львиноголовым». Хронос Агераос (греч. «нестареющее время») считался орфиками третьей первопричиной мира. Его облик был довольно необычным: бог изображался в виде змеи с головами быка и льва, между которыми находился лик бога. На плечах его были крылья. «Орфические рапсодии» представляют Хроноса как первого бога, создавшего из себя Всё. Янус, знающий Прошлое и Будущее, два лика которого обращены в противоположные стороны, нередко отождествлялся с Эоном. Он был не только богом времени, но и богом входа и выхода. На пальцах его правой руки было начертано число 300 (латинские цифры - CCC), на пальцах левой - 65 (латинские цифры - LXV), что означало число дней в году. При обращении к богам, римляне называли имя Януса первым. Один из эпитетов Господа Шивы – Кала, что означает Время, здесь мы можем провести параллели с Зерваном, но более убедительным фактом сходства мы бы назвали андрогинность Зервана, которая присуща Ардханаришваре, двуполому воплощению Шивы. Обратимся к словарю символов:

«Лев как знак Солнца нередко ассоциируется с идеей всепожирающего времени. Непобедимый лев означает непобедимость времени. Кронос Митры – божество, олицетворяющее бесконечное время, – имеет фигуру человека с головой льва или изображается человеком с головой льва на груди. Цербер, охраняющий в подземном царстве реку Стикс, имел три головы: посредине голову льва, а по краям – волка и собаки. Это были знаки трех аспектов времени: непобедимый лев отражал настоящее, волк изображал прошлое, которое охотится за воспоминаниями, а преданная собака указывала на будущее. Лев в виде змея с головой льва, как знак настоящего времени, помещался у ног Аполлона, выступающего повелителем небесных сфер и времени. В Индии лев был воплощением хранителя мирового порядка Вишну, а человек-лев (нарасимха) – олицетворение силы и мужества – означал веру в Вишну. Дурга – жена Шивы – как женский аспект духовной мощи – изображалась сидящей на льве. В странах с буддийской традицией лев означал храбрость и благородство. Он также символизировал Север, с которым связан приход Будды и его царствование. В Китае Будда почитался «львом среди людей», а львиный рык связывался с голосом Будды. В исламе святой Али – «царь святых» – именовался «львом Аллаха».У славянского племени лютичей лев был символом бога войны Радогоста, который почитался как третье воплощение Даждьбога. Главный храм лютичей – Ретры – был украшен многочисленными изображениями львов» (Энциклопедия символов, знаков, эмблем (М.: Локид-Миф, 1999).

В своих лекциях Павел Глоба называет три ипостаси бога Зервана. Это Лев, Птица (Орёл на вершине Мировой Горы) и Змея. Распространённым изображением Зервана является «львиноголовый» человек с крыльями Орла и телом, обвитым Змеей. Одной из персонификаций Зервана считается Звук. Три священные буквы его Имени: «З», «Р» и «В» есть Звук, посредством которого воплощается Абсолют, Пустота и, наконец, Время. В своей истинной ипостаси Зерван представляет собой Пустоту, звук «Р». Глоба указывает, что этот звук имеет огромное значение в авестийских мантрах. Не излишним будет напоминание о том, что Заратуштра называл себя «мантран», что означает «сочинитель мантр». В «Liber Sacrum» есть особая мантра, содержащая в себе сакральный, пустотный звук «Р», и мы намеренно не оставили к ней ключа. Имя, не один раз появляющееся в Гимнах, точно как ИмяЗеРван, имеет срединную пустотность. В этом «Р» «живёт» рычащий Лев. «Пустота это Двери Зервана», - учит Глоба. Предстать перед Зерваном может только тот, кто стал Ахура-Маздой. Превзойдите же в себе человека и станьте Божеством. Елена Блаватская говорит, что перевод имени Зерван Акарана как «Безграничное Время» не совсем верный. Его следовало бы перевести как «Вечность», ибо понятие Времени обязательно включает в себя ограничение. Современный российский астролог, ученик Павла Глобы, Николай Олегович Коровяк открывает, что «истинное число Зервана – 17, истинное число Зервана – 16+1. Потому, что согласно зерванистскому учению на уровне Акарана существует 16 ипостасей времени, 16 видов времени. То есть человек должен пройти через 16 видов времени, 16 мировых древ, 16 благих земель и, наконец, выйти на уровень 17, на уровень постижения пустоты, свободы и выхода из всех возможных времен. Зерван – это время совершенно нелинейное и немыслимое. И прежде, чем перейти к семнадцатому времени, нужно пройти 16 времен». У современного поэта О.В.Лантера есть замечательные строки:

Исходил я шестнадцать миров,
Видел царства Великих Владык,
Город Тени 

и тень городов,
И над водами тающий лик.

Числом Зерван-Карана является 12. Каким образом осуществляется скачок в Пустоту? В тибетском буддизме есть понятие «Идам» или «Иштадевата». Оно применяется по отношению к умозрительным формам тех или иных божеств (гневных, мирных). Практикующий отождествляет себя с конкретным идамом, стараясь пробудить в себе природу Будды. Идам выбирается им как персональное божество, как форма, в которой для него проявляется Бог. Будет ошибкой считать Идама автономной по отношению к человеку силой, ибо он присутствует также и внутри нас, как «внутренний бог» или, лучше будет сказать, как наш «двойник», высший принцип. Понятие идама, разумеется, есть и в зороастризме. «Творец может разговаривать с человеком только через его Идама. Это уже из Гатов Заратуштры, одного из сокровенных Гатов Заратуштры, в котором было сказано, что только через его Идама, только через его духа он может говорить с человеком. Поэтому любой контакт с божеством не просто происходит, а через Идама, через высшую в нас сущность, или через бессмертного нашего близнеца, который вместе с нами спаян неразрывно. Вот что такое Идам. Поэтому познание Идама – это познание самого себя, и познание божества. Это целый путь. И поэтому для зерванитов путь эволюции – это путь познания Идама. И семнадцать лестниц Идама. Очень интересно, что один из образов, который был связан с Идамом – это столб с человеческой головой, которая врастает сразу в столб с шестнадцатью гранями, семнадцатый путь – это путь внутренний, внутри столба», - учит Павел Глоба. Число 16 у арийских славян считалось священным. Древний календарь славян включал в себя понятие Круга Жизни, который составлял ровно 144 года (Полный цикл Доарийского Круголета Числобога). 16 лет, проходя через 9 стихий, образовывали Круг Жизни. В Круге Сварога было шестнадцать Небесных Чертогов (Созвездий). Славяно-арийские сутки составляют 16 часов. Через 16 Высших Миров Сварги, Небесного Царства Богов, проходит человек Родов Расы Великой по Златому Пути Духовного развития и Совершенства, дабы достигнуть Мира Прави, Идеального, Высшего Мира. 17 – действительный скачок за пределы линейного времени, выход в Пустоту, в Зервана.

В круглой пещере, что находится в одной из гор Бухары, можно найти огромных размеров статую Заратуштры. Талию её обвивает надпись на авестийском и древнебантристском языках: «Я есть тот, кто живёт и умирает», а, следовательно, и возвращается. Эта пещера посвящена незримому Божеству Митр-Азу. По легенде, оно было «рождено пещерою, выдолбленной в скале». Древнее предание гласит, что ещё до явления Заратустры на земле существовал народ, представители которого поклонялись богу Митре, который соединял в себе Ормузда и Ахримана. Они называли себя «бехединами», христиане и мусульмане презрительно звали их «гебрами». Бехедины знали, что однажды Митра вернётся. И в эту эпоху мы встречаем «львиноликого» Бога.
Символ Зервана – двойная свастика. Как нам известно, левосторонняя свастика в Эзотерическом Гитлеризме считается символом возвращения в Гиперборею. Она вращается против времени, против часовой стрелки. Та же самая свастика почиталась как главный символ в религии Бон. Правосторонняя свастика движется по направлению к вращению земли. Это утрата Золотого Века и погружение Гипербореи. Знаком Зервана стали две соединённых разнонаправленных свастики, символизирующие два движения и два процесса. Знак этот интересен прежде всего тем, что нигде более вы не найдете ничего подобного. Два Диска Света, вращающиеся в противоположные стороны, представляют собой Единое, но в то же время «раздвоенный корень бытия», как могла бы сказать писательница Анита Мейсон. Вот оно – синхронное сосуществование потоков и настоящая возможность изгнать Змею, захватившую тело «львиноголового» Бога Времени. Это выход в Пустоту, в Зервана, разрыв Кольца и становление Ормаздом, Творцом. Любой традиционалист скажет, что история человечества циклична, и мы проходим свой путь от Золотого Века к Железному, от царственной Сатья-Юги до разложения и упадка эпохи Кали. Некоторое время (и, признаюсь, оно было довольно долгим) мы придерживались этой точки зрения, считая её единственно верной, пока не обратили внимание на то, что оба процесса, а именно истинная духовная эволюция и возмутительное деградационное падение в «автоматизм», в презренное животное состояние, происходят одновременно. Большая часть человечества впадает в духовную и интеллектуальную летаргию до такой степени, что можно говорить даже не о «царстве пашу» (царстве скота), а о преобладании махапашу, из чего и следуют неутешительные выводы последователей традиционализма. Однако меньшая часть человечества движется в противоположном направлении, и это нельзя игнорировать. Известен и другой взгляд на развитие человечества, как на восхождение и прогресс; он не выдерживает никакой критики; не существует никакого «только вперёд» или «только назад» - наличествуют Циклы, согласно которым движение идёт по Кругу, и три фазы: создание/становление, дальнейшее развитие, спад, - проходит каждая цивилизация и, в целом, всё, что имеет место в мире проявления, не может выйти из-под власти этого непреложного закона. 

Двойная Свастика есть Символ этой Двойственности в Единстве. Мы допускаем, что наша мысль покажется неоригинальной, но в своё время мы размышляли над тем, что сказал дон Мигель Серрано на предмет выбора символа, и ещё тогда нам подумалось, что, выбери Адольф Гитлер двойную свастику, человечество бы сейчас имело другую картину исторических событий. Серрано писал, что «выбор происходит не произвольно, но в созвучии с архетипом», что заставляет нас сомневаться в том, возможно ли было пойти против. Но почему нет? «Единственное эзотерическое решение состоит в том, чтобы набрать более высокую скорость для вращения Левосторонней Свастики, даже если бы в этом потерялась сама поверхность вещей, даже если бы разразилась катастрофа. Фюрер знает, что не будет никакого материального триумфа, что победа руны Зиг осуществляется в кажущемся поражении», - читаем мы в книге «Последний Аватара». Змея, сковавшая Бога Времени Зервана ещё не была изгнана. Обречённость Третьего Рейха, чьё Царствие длилось всего 12 лет, была, как бы странно это ни прозвучало, закономерной и очевидной, в чём не было сомнений даже у тех пророков, которые предрекали поражение Фюрера. Двойная Свасти-Четвёрка подразумевала собой двойное Гиперборейское Число 5, ибо в Центре Круга всегда находится Он – Фюрер. Гитлер создавал Рейх «по обе стороны»: во Внешней и во Внутренней Землях, но выбранный им Знак заранее исключал такую возможность. Мистерия Четырнадцатисвершится только в этом веке, Четырнадцати как (1+4=5), Четырнадцати как соединение воедино всех потерянных частей разделившегося бога. Почему по обе стороны от Митры стоят Каут и Каутопат, держа в руках горящие факелы, один из которых поднят вверх, а другой вниз? Почему головы двухглавого орла смотрят в разные стороны? На старинных монетах мы можем увидеть, что рыцари Ордена Тамплиеров обычно изображались сидящими на лошади по двое; их взгляды направлены в одну сторону. Тамплиеры тоже пали, что объясняется историками как следствие корыстолюбия папства и короля Франции Филиппа Красивого, Серрано добавляет, что ещё одной причиной можно считать то, что тамплиеры владели тайной об «истинной идентичности распятого». Мы в свою очередь скажем, что не последнюю роль в этом сыграла «односторонность» в самом что ни есть буквальном смысле этого слова. Самое время задаться вопросом, многое ли изменилось бы, а главное – в какую сторону, если бы рыцари смотрели друг на друга? Вспомните Великую Битву Калки-Аватара с двумя сыновьями Дракона Вритра. Они были непобедимы, пока смотрели друг на друга

Мы не случайно сближаем падение Рейха и Ордена Тамплиеров: оба они вели одну и ту же Борьбу. С исчезновением последнего канула в реку забвения легенда о Граале, и только незначительные упоминания о нём всё ещё встречаются, но нет больше рыцарей, готовых сражаться за Корону. Демиург, разделивший Грааль на множество частей, извечно препятствует их воссоединению, но как это совершить, если не пленить Ту, что должна была собрать все разбросанные по миру части и завершить Мистерию Четырнадцати? На самой вершине общества доблестные рыцари Ордена Тамплиеров хотели видеть Женщину Грааля, пленённую Софию гностиков, Чёрную Исиду. Падение Третьего Рейха стало началом конца, а человечество, празднующее смерть диктатора, осталось в полном неведении относительно того, что диктатор жив, а праздник более всего похож на знамение собственной гибели и окончательного вырождения. Человечество должно пройти через обряд Инициации. Инициации в Золотой Век. Превращение, которое осуществляет Вира, имеет космический смысл и размах. «Великие Сиддхи становится бессметны всем своим телом, то же самое должно случиться с Землёй», - сказано в «Золотой Цепи». «Десатир» учит о появлении пророка, который провозгласит приход Саошьянта в 20-21 веке. Эпитет Саошьянт (от авестийск. "Будущий спаситель") употребляется как в единственном, так и во множественном числе. Во втором случае имеются в виду три сына пророка Заратуштры, «трое суть наилучших тех, что пребывают в начале, середине и конце творения", - как написано в «Датастан-и-Деник". Легенда гласит, что Саошьянт победит Ахримана и очистит мир «потоком расплавленного металла». Не упоминаемый в Коране Двенадцатый Имам Махди появится, когда мир поглотит Тьма или, в момент КАЗНИ, которую мы предвидим и называем. Он сокрушит Антихриста и восстановит Царство справедливости. Имеется версия, обычно не воспринимаемая серьёзно; она утверждает, что мир спасёт женщина и, что важно отметить, санскритское «Ади Ма», означающее «Первозданную Мать» сближается с «Ма-Ади» (Махди) путём перемены мест слогов. «Женщины всё начинают и, может быть, кончат всё», - эти слова принадлежат человеку, который в 1941 поприветствовал вторжение Германии в Советский Союз, чем вызвал бурю негодования. При этом он сравнивал Гитлера с «Жанной д`Арк, призванной спасти мир от власти дьявола.» Юрий Терапиано впоследствии объяснял это тем особым ощущением, с которым этот русский «предтеча грядущего Царства Духа» жил и создавал свои бессмертные, но, увы, не понятые современниками, произведения. Звали этого человека Дмитрий Мережковский. «О чём бы он ни писал, речь всегда шла о Царстве Духа», - говорит всё тот же Терапиано. И действительно, Дмитрий Сергеевич вёл речь исключительно об этом, но не столько вёл, сколько возводил на высохших землях нашей бездуховной эпохи замки Логоса, устремлённые к небесам, будто к богам протягивая свои руки, надеясь если не испросить у них помощи, то обратить к ним свою немоту прежде, чем стать руинами от непонимания каждого, кто входил в эти замки лишь как читатель. Мережковского интересовал не только Гитлер, но и Юзеф Пилсудский, польский государственный деятель, в 1887 году обвинённый в организации покушения на Александра III, за что был сослан в Сибирь. Не менее интересен был ему и Бенито Муссолини, у которого он даже просил об аудиенции. Там, где одни были склонны видеть только Историю, Мережковский видел, как её формирует Мистерия. В своей пророческой, откровенно апокалиптической книге «Тайна Запада. Атлантида-Европа» он являет нам Казнь. Сие не просто «бог, которого заклали», принеся в Жертву, - Казнь его страшнее, ибо она есть Истребление, по-енохиански невыносимое поглощение земли Великой Бездною. «И я возопил: «Погибла Земля!» Но всё начинается с Женщины. «Первый плод с древа познания сорвала Ева. Женщины всё начинают и, может быть, кончат всё; мужчины только продолжают. Муж владеет женою, по закону патриархата, мужевластья, в середине всех мировых веков-эонов, а в концах и началах – жена владеет мужем. Знаменье всех эсхатологий – «Жена, облачённая в солнце», или «великая блудница» Апокалипсиса». Как здесь не вспомнить Германа Вирта, убеждённого в том, что Изначальная Традиция была женской, матриархальной? Царствие Женщины, Белой Богини, о чём, вероятно, знали ещё тамплиеры. «С женщин всё начинают и ангелы «Еноха». В точке пола, в Эросе, ищут они точки опоры для своего рычага, чтобы поднять землю на небо», - пишет в своей книге Мережковский, цитируя далее Книгу Еноха: «Ангелы входили к дочерям человеческим…и зачинали они и рожали исполинов, nephilim. – И те исполины наполнили землю злодейством и кровью». Прельстившись земными женщинами, пали Ангелы, положив начало (о, нет, - продолжив, ибо «женщины всё начинают») безумству грядущей войны, которая уничтожит первое человечество. Мережковский точен в своих выражениях: «Казнь потопа – милость для них», «Казнь падших ангелов – казнь титанов-атлантов». Платон, а вслед за ним и Мигель Серрано, полагали, что причиной гибели Атлантиды стало это смешение с «дочерьми человеческими». Казнь всегда свершалась Водою или Огнём /первое, что было создано Зерваном, по одной из легенд/, и так ли теперь абсурдна доктрина Генриха Гербигера, пророка Третьего Рейха, которому верил сам Гитлер? Разве не извечная борьба Огня и Льда «казнит» человечество, не зная никакой пощады к тем, чья любовь становилась «слишком человеческой» глупостью? Странные слова Климента Александрийского звучат всё громче, но уже не предостерегающе, а зловеще: «Ангелы, оставившие вышний сонм и погрязшие в похотях, открыли женам неизречённое, aporreta, что запало в их гносис». Не это ли имел в виду Станислав Пшибышевский, сказав, что «в начале был пол»? Нет никаких сомнений в том, что мы живём в эпоху воцарения Женщины, ненордическую, лунную эпоху, которая завершится Казнью, Инициацией в Золотой, нордический, мужской Эон.

Вира, полубожественные создания – плод любви «сынов Божьих» и «дочерей человеческих». Первые, по словам Еноха, осквернили себя женской кровью, зачав плоть, а значит, смерть. Дмитрий Мережковский знает, что «наша плоть и кровь смешана с ангельским или демоническим огнём. Это кажется «нелепостью» ледяно-глубокому философу Кальвину, но огненно-глубокий пророк Енох, знает, что это чудная и страшная истина». О, да, - страшная истина! И далее продолжает свою мысль Мережковский-пророк: «Мнимые люди-«плевелы», всеваемые дьяволом в пшеницу Божью – рождаются только от отца и матери; а люди настоящие – от отца и матери, и ещё от кого-то». Големы, «полые люди», библейские Шеидим есть эти «мнимые люди», вброшенные в материальный мир дегенераты Кали-юги, убийство которых оправдал бы сам Заратуштра, ибо не считал за грех уничтожение врагов (убийство их причислялось к доблести).

Зороастрийцы придавали огромную роль свободному выбору человека: либо он вставал на сторону Ормазда, либо оставался во власти Ахримана. Их Битва за Бессмертие начиналась в самый момент выбора, но выбравшие второго, уже были обречены на жалкую смерть, ибо им не место в «Окончательном Теле», избавленном от грязи. Всюду мы видим строгую, а порой и принудительную необходимость выбрать одну из сторон: Тьму или Свет, Бога или Дьявола, Левое или Правое, Духовное или Мирское. А ведь были те, кто отказались от выбора. В «Божественной Комедии» они названы «сумеречными ангелами» («оставшиеся сами по себе»), Платон писал о них, как о «Стражах», которых, если судить по тексту, было 20 000, Енох называл их «Бодрствующими» или «Бдящими» (Egregoroi), коих насчитывалось 200. Обо всём этом можно прочесть у Мережковского. «Нули отпадают или прибавляются с лёгкостью, а два остаётся – роковое число для «не сделавших выбора», двойственных». Атланты не сделали выбор «между двумя Змеями – губящим, на Древе Познания, и спасающим, на Древе Жизни». Какой выбор совершали зерваниты? Срединный. Их путь был смелым рывком в Пустоту, в Зервана, в Божество, находящееся НАД проблемой разделения противоположностей. Спаситель и Судья Солнечный Митра тоже был НАД, поэтому был беспощаден к нарушителям Клятвы. 

Мережковский сближает двух братьев--близнецов – Любовь и Войну для того, чтобы выявить ту точку, в которой рождается братоубийца. Много позже участник алжирской войны, «проклятый» писатель, француз Пьер Гийота, чей шокирующий роман «Могила для 500 000 солдат» многие годы считался запрещённым, решит показать крайность Войны-Любви, их смертоносные объятия-хитросплетения, каковым могли бы позавидовать ядовитые гады. Он сделает это жестоко, страшно, грубо, практически надругавшись над читателем. Мишель Фуко называл эту книгу одной из важнейших книг нашей эпохи. Медленно и отрешенно отпиливать собственную руку есть вырываться за предел жестокости к себе, которую только можно помыслить. Чтение «Могилы для 500 000 солдат» и есть отпиливание конечностей, завершающееся обязательной кастрацией. Тысячи рабов, затерянных в какой-то африканской стране, убежавшей с карты на страницы этого шокирующего произведения, тысячи господ, находящихся в перманентном состоянии сексуального возбуждения, рождённого страхом их жертв. Опьяняющая власть одних и удушливый ужас других сливаются здесь в акте насильственного совокупления. Гийота показал не предел, а уничтожение предела как вседозволенность, которой даже не придумано имени. Город, отринувший своих богов, пал. Яблоки имеют привкус крови. Вождь душит рабыню, принося жертву Королеве Ночи, будто Богине, а потом велит стражникам выбросить труп на свалку. Эдмунд Уайт назвал писателя последним гением авангарда 20 века. О, да. Гийота воистину гениален. Гениален - в своём обнажённом ужасе. Каждая страница как человек с сорванной заживо кожей. Не каждый прочтёт до последней, кто-то тронется, как некогда один студент от «Эликсиров Сатаны» Гофмана, другой – выбросит толстый том из окна и начнёт вырывать с головы волосы, чтобы поскорее забыть сцены жестокости, чтобы стереть мысль о Войне и зверстве, чтобы понять наутро – она нестираема. Мережковский не соглашается с почтенным Гераклитом, объявившим Полемоса отцом всего, - для русского пророка он был лишь одним из отцов. Другого звали Эрос. Падшие Ангелы, смешав свою божественную кровь с кровью человеческой, положили начало войне, ибо рождённые от них сыновья, исполины, «погибли от своего безумья», наполнив землю злодейством и кровью.

Недопустимое смешение погубило Атлантиду и тех «сынов Божьих», которые «сошли на землю, чтобы научить сынов человеческих творить на земле правду и суд». Война есть до тех пор, пока не-вечный Ахриман далёк от поражения. Ахриман – необходимый элемент, без которого невозможным станет любое противостояние, любое ограничение. Водолей льёт Воду из сосуда лишь потому, что есть ещё какая-то длительность, какое-то отмеряемое время, осуждённое на то, чтобы стать вечностью, откинувшись в Пустоту. Пока есть то, чему можно противостоять, возможно развитие, превращение, равно как и обратное – замедление, спад, деградация. Тело до тех пор инструмент, пока оно способно сопротивляться «умиранию», превращающему его в «вещь». Война начинается с Женщины, с неё же – падение, но разве не с Женщины начинается также и развитие? «Важно для понимания будущих мистерий, что вся эта небесно-земная «революция» начинается в точке пола: пламя, испепеляющее мир, есть пламя Эроса», - под этими словами Мережковского мог бы подписаться и польский мастер, исследователь души, Пшибышевский.
Какое же место занимает пол в зерванизме (зороастризме)? Помимо того, что Огонь и Вода/ Мужское и Женское были созданы раньше Ормазда и Ахримана, как сообщает одна легенда, нам следует смахнуть пыль со своей памяти и вернуться к мифу об андрогинах, который известен нам от Платона. В «Пире» говорится о том, что были на земле люди трёх полов: мужчины и женщины, какими мы знаем их посейчас, и сочетающие в себе признаки обоих полов, т.е. Андрогины (греч. ἀνδρόγυνος, «обоеполый»). Мужской происходил от Отца-Солнца, Женский – от Матери-Земли, «третий пол» - от Луны, «причастной обоим естествам – земному, материнскому, и солнечному, отцовскому». Потому-то «мужеженщина» и говорит со страниц «Тайны Запада»: «Я – первенец создания, свет мира, соль земли; вы – половины, я – целое», смотря в глаза «разделённым». О, да, и сам «Космос есть явление двуполого Эроса-Логоса». В гордом порыве Андрогины попытались напасть на самих богов, за что были разрублены пополам. Мы обращаемся к платоновскому мифу по той причине, что зороастрийская легенда о первом человеке, Гайомарте, имевшем «круглую» (а значит совершенную, обоеполую) форму, имеет один источник с мифом об Андрогинах. Ахриман нарушил целостность первочеловека, расчленив его. Из семени Гайомарта произошло человечество. Мысль довольно прозаична, но при этом не часто бывает удостоена внимания: человек – как «только» мужчина или «только» женщина – есть нечто, находящееся в процессе становления, ибо оно было нарушено, насильно вогнано в ущербность. Будто бы и здесь предстояло сделать выбор между одной из чаш весов, не имея никакой возможности стать самому этими весами и взвесить противоположности, оставшись вне их разделительной вражды. Гностическое Евангелие от египтян говорит о конце Царства Смерти «лишь когда соединятся мужчина и женщина, и когда не будет ни мужчин, ни женщин», но в наше время даже идея андрогинности несёт на себе тот примитивный биологический отпечаток, коего не избежала в своё время идея о «чистоте крови» и «расы». О достижении той ступени развития, где оба начала пребывают в человеке как два Ока, две Руки, иные даже не помышляют, полагая «андрогина» синонимом «гермафродита», что сводит таинство к анекдоту. Следующей ступенью становится достижение Абсолютной Личности, ОН-ОНА и ОНА-ОН в терминологии Мигеля Серрано, но перейти на неё, оставаясь лишь «половиной» - всё равно, что пытаться достать до солнца, взгромоздившись на чьи-либо плечи. Итак, возвращаемся к зороастрийскому отношению к полу. У последователей этой религии был резко отрицательный взгляд на любого рода перверсии, к коим относился, к примеру, гомосексуализм. Мастурбация бескомпромиссно признавалась бессмысленной растратой энергии. Всё «неугодное», вытесняемое в сферу «греховного», естественно, имело стойкие ассоциации с носителем Зла Ахриманом. Ни о какой трансгрессии и нарушении запрета просто не шло речи, по крайней мере, в ортодоксальном зороастризме. К нашему глубокому сожалению, не осталось никаких источников, способных пролить свет на сакральные отношения между мужчиной и женщиной; факт остаётся фактом – о тантрическом аспекте зерванизма невозможно найти какого бы то ни было упоминания, однако это не может служить доказательством того, что древнейшее арийское учение исключало тантрическую алхимию, являвшуюся гиперборейской Наукой Любви. Точно также практически невозможно найти достоверную информацию о системе чакр (каран), что объясняется тем, что более девяноста процентов зороастрийских священных текстов были уничтожены. Но зерванизм сохранил иное – сокровенное учение о Боге Времени, Зерване, взирающем на Творение из самой Пустоты, в которую, как в зеркало, смотрят наши Лики, ещё не обретённые Героями в своей борьбе за A-Mor, Бессмертие.